Следующая новость
Предыдущая новость

Александр Хинштейн рассказал о том, почему ошибки Горбачёва оказались опаснее козней Вашингтона

25.12.2018 14:36
Александр Хинштейн рассказал о том, почему ошибки Горбачёва оказались опаснее козней Вашингтона

Александр Хинштейн рассказал о том, почему ошибки Горбачёва оказались опаснее козней Вашингтона, передает hinshtein.ru.
ИСТОРИЯ
26 ДЕКАБРЯ 1991 ГОДА ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ СССР принял ДЕКЛАРАЦИЮ О ПРЕКРАЩЕНИИ СУЩЕСТВОВАНИЯ ГОСУДАРСТВА.
О том, почему на самом деле 27 лет назад распался Советский Союз, «АиФ» поговорил с депутатом Госдумы, автором книги «Конец Атлантиды. Почему Путин никогда не станет Горбачёвым» Александром ХИНШТЕЙНОМ. В своей книге он, опираясь на сенсационные свидетельства и документы с грифом «Совершенно секретно», полученные из различных архивов, разбирался в причинах краха огромной страны.
НЕФТЬ ИЛИ ВОДКА?

—Вы утверждаете, что ни одна проблема, с которой столкнулся СССР, не была критической. А как же экономика?
—Не было ни одного вызова, на который невозможно было бы найти ответ. Что подтверждается последующей историей, поскольку вызовы, стоявшие перед нынешней властью в 2000-м, практически по всем параметрам повторяют те, с которыми в своё время столкнулся Горбачёв. Но в тех условиях власть не сумела сделать разумные шаги, а по многим параметрам ещё и усугубила ситуацию.
Никто не идеализирует положение дел в СССР. Но всё же ситуация в советской экономике и экономике Восточного блока в целом по состоянию на 1985 год не шла ни в какое сравнение с тем, что было в России к 2000-му. К моменту прихода Горбачёва Советский Союз имел 2-ю экономику на планете. Сегодня она у нас только 7-я. На долю СССР и стран СЭВ приходилось 40% мирового промышленного производства. По большинству финансово-экономических показателей Союз занимал одно из ведущих мест на планете, а по целому ряду направлений промышленности мы вообще лидировали.
И все эти возможности могли быть использованы для того, чтобы удержать страну и развивать её дальше. Как поступили китайцы: стартовые позиции у них были даже хуже, чем у СССР, но они смогли сделать свою экономику одной из первых на планете. Ну а мы пришли к тому, что страна под названием СССР развалилась.
—Это ошибка команды Горбачёва или ему «помогли» извне?

У развала СССР нет какой-то одной причины. Да, были кризисные явления в экономике. Внешний фактор тоже нельзя сбрасывать со счетов, потому что к 85-му году американцы развернули крестовый поход против «империи зла», объявленный президентом Рейганом. США поставили целью экономическое удушение СССР. Одним из ключевых ударов стало обрушение цен на нефть, которое повлекло за собой потери для советского бюджета порядка 100 млрд долл. Но, когда говорят, что это обрушение главная причина развала страны, это лукавство. Потому что, например, экономический эффект от горбачёвской антиалкогольной кампании был соизмерим с последствиями этой самой нефтяной удавки. По официальным данным, только прямые потери для советского бюджета (то есть не поступившие в казну доходы) с начала антиалкогольной кампании составили 67 млрд руб. По тогдашнему курсу это как раз те самые 100 млрд долл.
УБОЙНЫЕ КАМПАНИИ
—Вы утверждаете, что даже аналитики ЦРУ не смогли предсказать крушение СССР. Они не рассчитывали на такой быстрый результат?

—Именно так. Когда крестовый поход Рейгана только начинался, мало кто в его окружении верил, что Союз можно экономически и политически задушить. Оценки американских экономистов, прогнозы в докладах ЦРУ (они сегодня открыты) сводились к тому, что, несмотря на имеющиеся трудности, СССР остаётся несокрушимым. Збигнев Бжезинский, бывший помощник президента США по нацбезопасности, предсказывал, что противостояние США и СССР будет продолжаться до середины XXI века. То есть запас прочности у нас оценивался как очень большой. И в значительной степени ситуацию усугубили лихорадочные и несистемные действия Горбачёва, который просто не понимал, что делать.
—Вы имеете в виду перестройку?
—Если вспомнить, как начиналась правление Горбачёва, то станет понятно, что никакого чёткого плана действий у него не было. Первое, что сделал Горбачёв, — объявил кампанию против нетрудовых доходов. В массовом порядке сносились теплицы в приусадебных хозяйствах, начались облавы на таксистов, сносили лишние этажи в домах и т. д. Следующая — антиалкогольная кампания, о ней я уже сказал. Далее ускорение. Изначально цели ставились абсолютно нереализуемые: к 2000 году мы должны были сравняться с американцами по объёмам выпуска машиностроительной продукции. Для этого надо было добиться ежегодного роста в 3%, что довольно тяжело, а американская экономика при этом вообще не должна была расти. Но это полбеды. Главное, что Горбачёв так и не понял, что следует ускорять. Вслед за машиностроением стали возникать всё новые и новые приоритеты из других отраслей, которым выделялись средства, кадры. В течение года было объявлено 10 областей, каждой из которых следовало заниматься ускорением. Один приоритет страна могла ещё выдержать, но 10 — никак. В итоге кашу размазали тонким слоем по тарелке, а к 1989 году одна треть всего закупленного под ускорение зарубежного оборудования осталась ржаветь.
Когда мы говорим об экономических итогах перестройки, надо вспомнить несколько цифр. К приходу Горбачёва к власти внешний долг СССР составлял 17,5 млрд долл. На момент, когда он уходил, только ежегодное обслуживание внешнего долга было 21 млрд долл., а общий объём внешнего долга СССР к концу 91го превысил 96 млрд долл. Первый дефицитный бюджет был сформирован в 1986 году, до этого бюджеты в СССР были профицитными.
ПАРАД СУВЕРЕНИТЕТОВ
—В развале СССР существенную роль сыграл «парад суверенитетов». Разве это не был естественный процесс?

—Парад суверенитетов во многом был спровоцирован опять-таки непродуманными шагами власти. Первые народные фронты, которые стали появляться в республиках, создавались из Центра. Планировалось, что они будут надёжными помощниками и проводниками горбачёвской линии. При этом ставка изначально была сделана на Прибалтику. Сегодня уже не секрет, что создание народного фронта Эстонии было горячо поддержано в Москве. Народный фронт Литвы вообще появился как движение за перестройку. В Латвии тогдашний 1-й секретарь ЦК компартии республики, а в будущем министр МВД СССР Борис Пуго долго сопротивлялся, понимая, что это очень опасная игра. Но его вызвал Горбачёв… По подобным лекалам такие организации стали появляться и в других национальных республиках. И очень скоро из движения в поддержку перестройки они превратились в откровенно антисоветские, а по сути в антирусские, сепаратистские движения.
Затем, когда джинна выпустили из бутылки, с ним начали заигрывать самые разные силы. И российские демократы, не только Ельцин, прямо говорили, что они готовы поддерживать всё, что ослабляет центральную власть. Внешние факторы тоже не стоит сбрасывать со счетов. Американцы официально признают, что они профинансировали формирование оппозиционного демократического движения в СССР. Для них было понятно, что СССР надо растаскивать по национальным квартирам.
И, кстати, когда Горбачёв начал противостоять Ельцину, он заложил ещё одну мину, которая, на наше счастье, не взорвалась. Был принят союзный закон, по которому любая автономная республика приравнивалась по статусу к союзной республике. Это привело к тому, что все без исключения автономии приняли декларации о суверенитете. И вместо 15 союзных республик у нас к 91-му году таких было фактически 35. Горбачёв, поднимая статус автономий, делал нехитрую операцию, знакомую каждому рейдеру: когда ты размываешь актив, а потом продаёшь завод, и новый собственник обнаруживает, что у него только дырка от бублика, а активов никаких нет. Но Ельцин оказался жёстче Горбачёва и остановил процесс распада страны. Иначе бы СССР мог разделиться не на 15, а на 35 независимых государств.
Беседовала Екатерина БАРОВА

Источник

Последние новости