Следующая новость
Предыдущая новость

Рабочая группа Дмитрия Азарова: Количество льготных поездок увеличат

20.10.2017 8:16
Рабочая группа Дмитрия Азарова:  Количество льготных поездок увеличат

Состоялось «первое расширенное заседание рабочей группы по вопросу оказания мер социальной поддержки населению Самарской области».
"Все собравшиеся – Дмитрий Азаров, министры маховичного правительства Николая Меркушкина, профсоюзный член секты маховика Павел Ожередов и члены сервильной Общественной палаты, а также представители всех фракций Губернской думы – отлично понимали, что на самом деле речь будет идти о том, как выбраться из той самой кучи сплочения, в которую вляпалась верхушка губернской власти в связи с непопулярными, безграмотными и непродуманными решениями в эпоху качественного скачка", сообщает Засекин.ру.
"Заседание «рабочей группы», длившееся три часа, открыл, естественно, её создатель, врио губернатора Дмитрий Азаров. Новый глава региона сначала был резок, жёсток, суров, порой беспощаден и лаконичен. Но постепенно он расслаблялся, переходил с чёткого делового на дружелюбный тон и заявлял собравшимся, что «нам вместе предстоит сделать ещё немало добрых дел».
«Люди, которые нуждаются в дополнительной социальной поддержке, не поняли принятые ранее решения и считают их несправедливыми. Я уже побывал и в ряде городских округов, и в сельских районах, и везде ко мне подходят и обращаются с просьбой вернуться к общественному обсуждению данного вопроса и пересмотреть уже скорректированную систему мер социальной поддержки», — обнадёживающе начал Дмитрий Азаров и предоставил слово врио областного министра социально-демографической и семейной политики Марине Антимоновой.
Из прочитанного интеллигентно-бюрократическим тоном отчёта г-жи Антимоновой стало ясно, что она-то уж точно ни в чём не виновата. И меркушкинскую «систему» компенсаций за оплату услуг ЖКХ Марина Юрьевна не считает безграмотной, непродуманной, неподготовленной и безжалостной. Из бессмысленной статистики, высыпанной на рабочую группу, запомнилось лишь, что раньше ветераны и пенсионеры получали 1180 – 1250 рублей в виде ежемесячной денежной выплаты, а после «реформы» стали получать 200-250 рублей компенсации за услуги ЖКХ. Из-за того, что информационное сопровождение новой схемы давало сбои, 40% льготников ничего не получили в январе-феврале. Из-за отдельных недоработок пострадали работающие пенсионеры и участники боевых действий. Но в целом необходимые меры диктовались федеральным законодательством. Поставщики услуг вовремя не сообщали, да и сейчас часто не сообщают востребованные данные о платежах, делают это неритмично, граждане тоже платят неритмично, и вообще приходится работать в ручном режиме. И в частном секторе компенсации не получают ветераны и участники войн.
Слушая монотонную речь Антимоновой, Дмитрий Азаров вдруг не выдержал. И напомнил, что ещё в 2013 году планировалось создать единый региональный расчётный центр. Но вместо этого прихватили и завалили городской центр, а региональный так и не создали. «Вы работаете бессистемно, аврально. Что за ручной режим? Как можно работать в ручном режиме? Если работа не будет налажена – будут жёсткие решения», — возмутился врио губернатора. Но быстро успокоился и предложил мадам Антимоновой продолжить доклад.
«Сто семьдесят одной тысяче работающих ветеранов труда и пенсионерам, а ещё тем, у кого пенсия выше девятнадцати с половиной тысяч рублей, были остановлены выплаты. Были временно приостановлены ЕДВ семи тысячам работающих пенсионеров, у которых пенсия ниже средней. Но увеличилась помощь многодетным семьям и по ряду других мер социальной поддержки», — допела наконец г-жа Антимонова.
Следующим выступил Иван Пивкин. Врио министра транспорта и автомобильных дорог. Пивкин бекал и мекал быстро и бодро. До мая ограничение поездок по социальной карте составляло 50 раз. В мае увеличили до шестидесяти. Расходы на 206 миллионов больше, чем есть в бюджете. В этом году больше шестидесяти поездок совершили от 18% в марте до 6% в июле, потом было 7% в августе и снова 6% в сентябре. Значит, то есть, там, так сказать.
Ловко и даже лихо бекающего и мекающего Ивана Ивановича Пивкина Азаров не перебивал и не комментировал.
Сити-менеджер Олег Фурсов нежным и ровным баритональным тенором доложил о том, сколько в Самаре маршрутов и сколько пассажиров. Какие льготные проездные у студентов и школьников. С введением лимита число граждан с социальными картами в транспорте снизилось, бюджет на этом получил или недополучил 108 миллионов рублей.
Дмитрий Азаров упрекнул Фурсова в том, что в Самаре в одну целую и семь десятых раза сократилось число муниципальных маршрутов, потому что они были проданы частным перевозчикам. И это самые прибыльные маршруты. На что Фурсов ласково сообщил, что маршруты торгуются отдельно на открытых конкурсах. А Пивкин бекнул что-то про субподряды.
«Надо разбираться», — сказал Азаров. Если всё в руках муниципального предприятия, то вы раздаёте маршруты. Самые прибыльные маршруты отдаёте под коммерческие перевозки. И нет от вас предложений по оптимизации маршрутной сети в связи с ремонтными работами.
Потом о трудностях в транспортной сфере Тольятти рассказал тамошний сити-менеджер Сергей Анташев. Врио губернатора вдруг грозно бросил ему в лицо, что «мы не можем ваши недоработки оплачивать». Но в дальнейшем обращался к тольяттинскому градоначальнику сочувственно и по-человечески.
Комический ветеран законодательной службы Виктор Сазонов, как будто внезапно проснувшись от летаргического сна, бросился защищать несчастных пенсионеров. И поведал пробивающую до слёз историю про жалобы пенсионеров ему лично — на работу общественного транспорта в Самаре, на отменённые маршруты, на маршрутную сеть. И повторил за новым главой региона, что отменяются-то маршруты муниципальные, а потом они становятся маршрутами коммерческими. И ещё увеличилось количество пересадок. Из-за ремонтных работ. «Не одна пересадка – две, три, четыре пересадки», — буквально негодовал Сазонов. И подытожил: «Работающие ветераны, пенсионеры – главная проблема». После чего Виктор Фёдорович тихим, но мужественным голосом очень пожалел пенсионеров, ведь нет у нас единого расчётного центра, трудно пожилым людям из-за этого порой и неудобно платить.
Председатель Общественной палаты Виктор Сойфер захотел отметить, что мы собрались рабочей группой. И отметил. Это главное. Мы, сказал он, в марте пошли на эти меры, предложенные Николаем Меркушкиным. А сейчас мы должны принять все меры социальной поддержки. Нам говорили, что это необходимо для бюджета в сложный период, но что случилось с нашим бюджетом? Мы пошли на эти меры, потому что нам сказали, что это вынужденно, для сбалансирования бюджета. «Что с бюджетом?», — недоумевал уважаемый учёный.
Екатерина Кузьмичёва, секретарь областных единороссов, тоже что-то говорила про значимость мер социальной поддержки, но попросила без глубокого анализа не спешить с решениями. Может, большинству хватает шестьдесят поездок. «Надо всё проверить, проанализировать, не торопиться с решениями», — заклинала рабочих групповиков секретарша местной партии власти..
Руководитель фракции коммунистов Алексей Лескин был бескомпромиссен. Очень жаль ему, что мы таким составом не собирались, когда принимались эти ошибочные меры. Средний размер страховой пенсии по старости — 13 тысяч 421 рубль. И если больше на 6 тысяч или он работает – он лишается ЕДВ. Чем он хуже других? Надо возвратить работающим и тем, у кого 19 тысяч с половиной пенсия. «Люди требуют возврата и так небольших льгот и увеличения количества поездок», — недвусмысленно отрезал лидер областных левых.
Неунывающий Иван Пивкин снова проинформировал собравшихся, что в июле 6%, в августе 7%, а в сентябре снова 6%.
Гражданин из ЛДПР напомнил всем про инвалидов и инвалидов-колясочников. И призвал создать в Самарской области что-то аналогичное Госсовету при президенте с участием руководителей фракций Губернской думы.
Единоросска Марина Сидухина, кажется, это была именно она, тактично потребовала подключить к проблеме науку, рассказала про тренды — тренд Топилина и тренд демографический. Отметила важность критерия нуждаемости и желательность стандарта благополучия. А потом посетовала, что социальную поддержку получают и те, кто не бедные, а богатые. А тренд идёт на соответствие прожиточному минимуму.
Справоросс Михаил Маряхин был непреклонен. Когда Губернская дума приняла закон Меркушкина, говорили об адресности, нуждаемости, справедливости, а потом получили, что надо заткнуть дыры в бюджете, оптимизировать бюджет. Надо вернуть все отнятые льготы. Ранее на основе регионального стандарта наши ветераны получали 1 200 рублей, сейчас же – 200-250 рублей. А ещё и скрытое повышение услуг ЖКХ, потому что управляющие компании вынуждены идти на затраты с информированием. Общедомовые нужды растут – компенсаций здесь нет. 114 тысяч федеральных льготников лишили льгот. Президент сказал, как это губернатор может лишить выплат федеральных льготников?! Надо исправить ситуацию.
Тут вновь возникла г-жа Антимонова и уточнила, что статус ветерана труда РФ присваивается на федеральном уровне, но льготы определяются регионами.
Неожиданно её поддержал и Дмитрий Азаров. Есть, говорит, федеральные льготники, которые получают выплаты из федерального бюджета. Их не затронули и не могли затронуть. И проверка контрольного управления администрации президента не нашла у нас нарушений.
Тут слово взял оратор Михаил Матвеев. Не надо говорить о шероховатостях и недоработках системы Меркушкина и что её можно усовершенствовать, метко и в точку сказал организатор протестов. Эта система не верна концептуально, по сути. Людей обидели, очень больно обидели. Так мы будем убирать обиду или оставим со ссылками на федеральное законодательство, несовершенство информационного обеспечения, единый расчётный центр?! Сейчас все смотрят на вас, Дмитрий Игоревич, персонально, вы к этим решениям, в отличие от многих здесь не имели никакого отношения. Нам нужны работающие пенсионеры? Или нет? Сейчас они или перестают работать, или уходят в тень, потому что для них значимы шесть-семь-десять тысяч рублей. Для работающих пенсионеров потолок должен быть 25 тысяч, а вообще не нужен никакой потолок. Работающих пенсионеров трогать не надо вообще. Не надо их дискриминировать, если они нам нужны. Заслуги перед Родиной и критерий нуждаемости. По вашему заслуги, настоящий трудовой вклад, героизм – ничто? Они заслужили или нет? Мы вводим критерий нуждаемости, но он не может отрицать настоящие заслуги. Есть ещё моральный аспект. За критерием нуждаемости скрываются аморальные вещи. 800 миллионов рублей перераспределили. Куда? На чемпионат мира, на временные проекты. Чемпионат пройдёт. Мы вернём ветеранам средства? Или больше нет? Не согласен с Антимоновой. В частном секторе льгот не получают. Это вы определили. Нет такого в федеральном законодательстве. Ветераны платят, а Управляющие компании не дают эти сведения, начисляют неоправданные платежи. Ветеранам льготы не платят. А информацию вы получаете от УК. И по закону задолженности не являются основанием, чтобы не платить компенсации. 1 миллиард 400 миллионов сократили на компенсацию. В 2016 году есть данные по поездкам. Две трети — больше 50 поездок. А сейчас 6%, потому что лимит, потому что перестали ездить. В Челябинске 90, а вы говорите, где меньше. Проездом каждый день пользуется человек. Эмоциональный аспект. Нельзя полгода заниматься говорильней. Надо сейчас принять решение. 90 поездок. Нет, нужно отменить лимит совсем. При бюджете области в 155 миллиардов вы вынули у стариков 3 миллиарда. Так нельзя. И что — нам нужны низкоквалифицированные только пенсионеры, работающие за 5-10 тысяч? Или нам нужны и высококвалифицированные пенсионеры? Если, да, то надо отказаться от всяких ограничений, заключил Михаил Матвеев.
Дмитрий Азаров возразил Матвееву, что нельзя исходить из принципа «обида – не обида». На этом нельзя строить будущее. Нужен анализ. Все обиды давайте оставим в прошлом. Конечно, про заслуги людей нельзя забывать. Я, чуть повысил голос врио губернатора, говорил в глаза Меркушкину, что нельзя так принимать решения. Без настоящего обсуждения, без анализа. Он решил по своему. Да, концептуально подошли неверно, я говорил Антимоновой, нам нужны работающие ветераны. Это подталкивает их в теневой бизнес.
Тут, похожий чем-то на господина Кислярского, заговорил заместитель председателя Общественной палаты Павел Покровский. Впрочем, он был краток, как двоюродный брат таланта. Покровский мягко и тактично требовал только одного – научного подхода.
Зато профсоюзный маховик, ещё недавно до неприличия сплотившийся с финно-угорским конгрессменом, Павел Григорьевич Ожередов всей своей впечатляющей грудью встал на защиту пенсионера труда. «25 тысяч рублей. 25 тысяч рублей надо сделать для работающих пенсионеров», — не унимался профсоюзный вожак.
Удивишись такой принципиальности защитника трудового народа, Дмитрий Азаров решил разрядить обстановку и вспомнил про сибиряков и дальневосточников, которые рассчитывают только на себя, и вообще у них особая ментальность. Но тут же недавний сенатор вернулся в актуальное пространство. Да, в первую очередь надо решить вопрос по работающим пенсионерам. «Нам нужны работающие пенсионеры», — твёрдо выговорил Дмитрий Игоревич.
В итоге врио губернатора поручил Марине Антимоновой проработать варианты корректировки мер социальной поддержки для работающих пенсионеров в недельный срок. И Пивкину Ивану тоже в недельный срок надо произвести расчёты для решения проблемы льготных перевозок. То есть следующее заседание рабочей группы состоится, вестимо, ровно через неделю. «В разгаре уже октябрь, и в двадцатых числах у многих будет заканчиваться лимит. Люди ждут этих решений», — поставил запятую в напряжённых трёхчасовых посиделках новый глава региона", — сообщает "Засекин".
А точку, даже восклицательный знак Дмитрий Азаров поставил в заключительном слове. Этот заключительный фрагмент мероприятия «Засекин» предлагает в дословной, насколько это было возможно, расшифровке.
Дмитрий Азаров: Те же долги перед энергетиками – это, во многом, недоработка. Если бы у нас была выстроена система, если бы мы понимали взаимосвязь причинно-следственную многих историй, то у нас такой бы ситуации не было. Не было бы просто. Если бы у нас порядок был в сфере ЖКХ, не декларируемый, который я в этом кабинете слышал раз тридцать лично. Если бы была система платежей выстроена, если бы с транспортом разобрались. Понятно, что это всё следствие зачастую одной цепи. А сейчас, конечно, нужно находить деньги. Мы ещё, коллеги, могу вам сказать, не полностью рассчитались, отопительный сезон начали во многих муниципалитетах под моё честное слово. Просто нет этих денег. И те стройки, конечно, опять же по-разному можно относиться к ним, но надо понимать, что эти деньги не в бюджете запланированы. Эти деньги уже потрачены. Как они потрачены, следственные органы разберутся. Но они потрачены, эти деньги. И у нас нет реально денег на строительство Дворца спорта. Просто нет. Старый дворец снесли. И тоже ожидания есть. Да? У людей же есть ожидания. Тут некоторым образом схожие позиции. И нам с этими ожиданиями придётся жить, объяснять людям.
Михаил Матвеев: А на амфитеатре можно будет поездить. Вот здесь на склоне. Когда построят. На него деньги же есть.
Дмитрий Азаров: Я не понял. По склону?
Михаил Матвеев: Да. На склоне амфитеатр. На амфитеатр деньги есть. Я думаю, там можно будет лёд залить. Мы на санках раньше здесь катались.
Дмитрий Азаров: Простое же решение — взять стройку и остановить. Невозможно же. Я дал поручение. Сегодня мне министерство строительства должно предоставить всю информацию по устройству склона. Будем смотреть, будем советоваться. Обязательно это делать. С общественниками, с Общественной палатой, с Союзом архитекторов нашим. Возвращаться к этому вопросу. Опять же, то, что уже потрачено, мы давайте ещё предусмотрим двадцать миллионов, чтобы это всё снести. То есть у нас и этого не будет? Раздолбим и ещё деньги дополнительные на демонтаж потратим.
Михаил Матвеев: Шапку пустим, соберём.
Дмитрий Азаров: Можно таким путём идти. Но только люди, может, порадуются даже. А через неделю скажут: «А где? Что будет-то теперь?». Или мы только рушить сюда опять пришли? До основанья, а затем. Нет, всё, мы этот период прошли. На меня девушка одна, депутат от коммунистической партии на форуме молодёжном обиделась, когда я ей сказал, что же мы всё время исходим из того, что до основанья, а затем. Всё разрушим. Зачем вы неправильно интерпретируете? Это же про «мир насилья мы разрушим». Вы же неправильно интерпретируете. Пришлось ей напомнить, что мир насилья был выстроен заново. Коллеги, мы должны. Я вас призываю. Мы отфиксировали ситуацию. Давайте исходить, эмоции отбросим, исходить из этой позиции – что мы можем сделать сегодня. При всех существующих ограничениях. И финансовых, бюджетных. И организационных. И учитывая ожидания граждан Самарской области, которые для нас тоже являются, конечно, очень важными. Спасибо.

Источник

Последние новости