Следующая новость
Предыдущая новость

Жить, помогая другим: 56 детей нашли родителей благодаря тому, что о них написала Ольга Шелест

27.03.2018 7:21
Жить, помогая другим: 56 детей нашли родителей благодаря тому, что о них написала Ольга Шелест

Как пишет vkonline.ru, Ольга Шелест — полицейский, блогер, журналист и мама двоих сыновей. Младший неизлечимо болен, врачи даже советовали отказаться от такого ребенка. Вместо этого Ольга стала бороться не только за жизнь своего сына, но и за счастье других детей-инвалидов. За два года она помогла найти семьи для 56 мальчишек и девчонок.

Каждый день в семь часов утра Ольга Шелест стартует на работу — в региональное ГУ МВД, откуда возвращается лишь после семи вечера. Дома ее ждут сыновья: 15-летний Тимур и 4-летний Юрик. Младший сидит на руках у старшего, вместе они смотрят хоккей.
Точнее, Тимур смотрит, а Юрик слушает и «впитывает» реакцию брата на происходящее. Мальчик не видит мир так, как остальные, свое мнение выражает улыбкой и настойчивым «Ааа!». Члены семьи с легкостью различают разнообразие эмоций ребенка: недовольство, любопытство, радость… А четыре года назад все было иначе.
«С первого дня Юрик постоянно плакал, днем и ночью, спал не более часа в сутки, я просто с ума сходила, — с ужасом вспоминает то время Ольга Шелест. — Тимура успокаивала: ты тоже, мол, первые три месяца кричал все время, а сама понимала: с моим ребенком что-то не так. Кушает он хорошо, но взгляд не фокусирует, не улыбается, не пытается поднять голову. Врачи успокаивали — ничего страшного, все дети плачут, ваш ребенок ленивый и т.д. Но в три месяца я все-таки забила тревогу.
Началась беготня по врачам: неврологи, гомеопаты, эндокринологи. Никто не мог поставить диагноз. А когда Ольга с ребенком пришла просить направление на МРТ для сына, престарелая врач сказала ей: «Я советую вам сдать ребенка в детский дом, это глубокий инвалид, вы будете только мучиться».
«Я ее слова всерьез не восприняла, у меня даже мысли не было отдать сына, я поняла только, что в России никто даже не попытается вникнуть и попробовать понять, что с моим ребенком, — говорит Ольга. — Тогда я заняла у знакомых деньги и поехала в Израиль. Там, после серьезного глубокого обследования, врач сказал, что у Юрика лейкодистрофия, болезнь Канавана, и он все время плачет, потому что у него мышечные боли. Дальше будет только хуже, такие детки, как правило, доживают лишь до трех лет».
Но и тут Ольга Шелест не опустила руки. Израильские медики посоветовали ей лекарство, от которого Юре постепенно становилось легче. Он стал больше спать, а в девять месяцев впервые улыбнулся.
«Через вопрос ужаса: за что, я пришла к пониманию – для чего? Для чего мне дан Юра — не в наказание, а для того, чтобы я по-другому посмотрела на свои устои, он перевернул всю мою жизнь, — признается Ольга. — Поэтому родителям, у которых рождаются особенные детки, я бы посоветовала как можно раньше постараться осознать, что ни ребенок, ни сами родители ни в чем не виноваты, а малыш дан семье с какой-то целью. Есть пословица: Бог не дает ноши больше, чем мы можем вынести. И на самом деле наши особые дети открывают нам нас самих с лучшей стороны. Главное – не отчаиваться и понимать, что если мы не можем изменить ситуацию (вылечить ребенка), мы можем изменить свое отношение к ней».
Постепенно жизнь наладилась. Юра стал спокойнее, начал реагировать на внешний мир, прислушиваться к голосам. Ольга нашла няню – прекрасную, добрую женщину, которая искренне полюбила Юрика, а сама вышла на работу.
Сегодня львиную долю хлопот она делит со старшим сыном Тимуром. «Мне не сложно с братом посидеть», — говорит подросток.
Тимур привык сам решать многие вопросы: отношения с учителями, сверстниками, домашние проблемы. Ему пришлось быстро взрослеть: до рождения Юрика Тимур занимался спортивной гимнастикой, греко-римской борьбой, карате, стрельбой — все это осталось в прошлом. Понимая, что мама нуждается в отдыхе, он взял часть ее забот на себя.
Сегодня у братьев особенные отношения: Юре достаточно быть рядом с Тимуром, и он доволен жизнью. Рядом со старшим братом он редко плачет и совсем не капризничает. А Тимур после школы спешит домой, отпускает няню, занимается домашним хозяйством.
А у его мамы освобождается еще немного времени, которое она тратит не на себя, а на помощь другим. Впервые в специализированный дом ребенка «Малютка» на Мехзаводе Ольга попала в марте 2015 года. Поехала туда за консультацией специалистов по поводу болячек сына, а в итоге стала для них палочкой-выручалочкой. Сначала помогала с бытовыми нуждами, потом с организацией мероприятий для детей. А в декабре она увидела маленького Кирилла, у которого было врожденное заболевание Спина-Бифида и он одиноко лежал в кроватке, но когда Ольга наклонилась к нему, радостно ей улыбнулся.
Тогда, как говорит Ольга Шелест, она потеряла покой. Ее не покидала мысль об одиночестве малыша, который из-за инвалидности лишен любви и заботы родных людей, и она впервые написала в своем Живом журнале о том, что особенному мальчику нужна семья. А через три месяца за ним приехали из Ижевска.
Благодаря ей родителей нашла обаятельная девочка-цыганка Хадижа. В три года она не могла ходить, а когда к ней пришли из опеки, с ходу предложила гостям погадать. Малышка настолько обаятельна, что по одному видео покорила сердце будущей мамы Лены.
С тех пор прошло два года, за это время с помощью Ольги Шелест родителей нашли 56 детей. По ее словам, помогает ей в поисках Юрик — «договаривается» с кем-то на небесах, и к самарским детишкам родители едут со всей России. При этом мама с папой находятся для проблемных ребят — либо с тяжелыми заболеваниями, либо из числа тех, кого в семью берут с трудом: подростки и «паровозики» (то есть более двух братьев и сестер разного возраста).
В 2017 году о ее общественной деятельности узнали СМИ и власти, после чего Шелест стала лауреатом акции «Благородство» и конкурса на призы губернатора.
«Сегодня я чаще пишу в соцсетях: в Facebook и VK, у нас есть своя группа «Еноты: ищем мам брошенным малышам» для поиска родителей детям-сиротам Самарской области, — рассказывает Ольга Шелест. — Но в последнее время популярность играет со мной злую шутку: мне пишут родители, которые хотят здоровых младенцев, и очень обижаются, когда я им пытаюсь объяснить, что на таких огромная очередь, я ими не занимаюсь, потому что они и так найдут себе маму и папу. А вот дети с особенностями, как невидимки, и к ним никто не стоит в очередь. С каждой семьей, которая забрала малыша из Самарской области, я продолжаю общаться, родители делятся со мной успехами своих детей».
Она никогда не думала, что будет делать нечто подобное. В детстве мечтала стать актрисой. Потом окончила филологический факультет СамГУ и пошла работать журналистом на телеканал «Будни» (сейчас это ТРК «Терра»). На дворе были 90-е, и самые «горячие» темы поставлял отдел криминала.
В 2000-х журналистку Шелест переманили в пресс-службу Главного следственного управления при ГУВД. А уже через год уехала в командировку в Чечню на три месяца. На протяжении 13 лет Ольга Шелест возглавляла пресс-службу Управления ФСКН России по Самарской области, а в 2016-м, после расформирования службы, вернулась в МВД, в качестве заместителя начальника отдела информации и общественных связей.
«Самое дороге в моей жизни – это мои дети и мои родители. Мама и папа с детства поддерживали меня во всех моих начинаниях. Честно говоря, сейчас сама, будучи мамой, с ужасом думаю о том, как мои родители перенесли известие о том, что я еду в Чечню, где тогда еще стреляли. Но мама с папой не сказали ни слова, просто приняли мое решение. Они помогали и до сих пор помогают мне с сыновьями. Когда родился Юрик, мама год жила со мной, подменяла меня ночами, очень жалела, я видела это, и старалась дать мне отдохнуть. Благодаря маме и папе я выжила в тот сложный первый наш год с Юриком, не сломившись».
2017-й принес Ольге Шелест немало хорошего: возврат к любимому делу (общению со СМИ и созданию текстов на социально значимые темы, в том числе о детках-инвалидах), общественное признание.
Чего еще просить у судьбы? «Мне хочется, чтобы мои близкие были здоровы, чтобы у Тимура была цель в жизни, потому что без цели жизнь теряет смысл, хочется, чтобы Юрик подольше оставался со мной, был стабилен и продолжал радовать хорошим настроением. А еще я хочу, чтобы у каждого ребенка была семья, и я хочу продолжать помогать детям и родителям находить друг друга».
Бог не дает ноши больше, чем мы можем вынести. Наши особые дети открывают нам нас самих с лучшей стороны. Главное – не отчаиваться.
Фото: vkonline.ru

Источник

Последние новости